?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Оригинал взят у skyruk в Пачизи (Чаупар, Пачиси, Людо, "Не сердись")
 Итак, за малым исключением мы рассмотрели все (вернее – все известные) античные настольные игры типа «гонок» Междуречья, Африки и Средиземноморья, и настала очередь стран Дальнего Востока. Сейчас мы совершим большой пространственный скачок и перенесёмся в Индию (а также в Китай и в перспективе дальше – через Тихий океан, в Центральную Америку).

 Здесь долгие тысячелетия существовал и развивался целый класс игр «догонялок», которые историки и игроведы объединяют сегодня в большую группу популярных настольных игр под названием «Крест и Круг». «Крест», потому что поле для таких игрушек, как правило, крестообразной формы, а «Круг», потому что фишка, прежде чем выйти с доски, описывает на своём пути полный круг. Удивительно другое: пока народы Египта, Междуречья и почти вся древняя Европа разрабатывали «гонки» для двух игроков, игры древней Индии почти всегда были рассчитаны на четверых.

 Пачизи – современный вариант игры на крестовидной доске, уходящий корнями с одной стороны к индийской игре Чаупар, с другой – к коротким нардам (европейскому Триктраку). Не исключено также, что некоторые специфические черты игра заимствовала у ещё одной подобной крестовидной «догонялки» – древней ацтекской игры Патолли.
 В древней Индии игра носила разные названия: «Чаупар», «Чаупад» («Чаупат»), «Чаупур», «Чаусар». В качестве костей игроки использовали шесть раковин каури, максимальное количество очков, которые на них можно выбросить, было 25 (все упали выпуклой стороной вверх), отсюда возникло второе название игры – «Пачис» или «Пачиси», что на хинди и означает «двадцать пять». Лютые эстеты могут и сегодня сыграть в эту игру при помощи аутентичных ракушек, благо, раздобыть их в сувенирном магазине не составляет труда. Они, кстати, очень красивы, а выбросить максимальное количество очков на шести ракушках не так-то просто.

  Очки при этом считаются так:
 * 2 раковины упали выпуклой стороной вверх – 2 очка.
 * 3 – 3 очка
 * 4 – 4 очка
 * 5 – 5 очков
 * 6 – 6 очков и дополнительный бросок
 * 1 – 10 очков и дополнительный бросок
 * 0 – 25 очков и дополнительный бросок
 Игра Чаупар появилась примерно в IV веке н.э. Оригинальный «старый» Чаупар – довольно сложная игра. Это сегодня простенькие варианты крестовидных гонок – тривиальное семейное развлечение, а тогда это была игра аристократов и махараджей. Золотой век Чаупара, скорее всего, настал во время Династии Моголов (1526-1857 гг.). Известны гигантские «доски» тех лет, размеченные во внутренних дворах дворцов квадратами красного и белого мрамора в Аллахабаде и Агре. Легенда гласит, что Император Индии Акбар I Великий (1542-1605 гг.) тоже любил играть на такой «доске» в своём дворце в Фатхпуре, восседая в центре поля на особом возвышении, при этом фишками ему служили шестнадцать наложниц его гарема, одетые в традиционные четыре цвета.

 Чаупар мог быть очень древней игрой. Ключевое слово – «мог», поскольку с датировками беда, и не существует никаких свидетельств сколько-нибудь почтенного возраста этой игры. В Чаупар действительно играли во времена Великих Моголов, но нет никаких исторических отсылок к реально далёкой античности. Ирвин Финкель приводит как пример старинную узбекскую гравюру из Хорезма с изображением играющих. Игра явно проникла туда из Индии – доказательством тому использование индуистской терминологии и раковин каури в качестве костей D2 (археологические находки игровых комплектов подобных раковин датируются приблизительно I-III столетиями н.э.) Это был период, когда Индия имела большое влияние на Хорезм во времена Кушанской Империи.

 Ирвин Финкель и Уэйн Сандерс рассматривают Чаупар лишь в общем контексте подобных «Гонок Круга и Креста» (Финкель вообще использует слово «Пачизи» как общий термин для всех азиатских игр типа гонок на крестообразной доске). Дэвид Парлетт более конкретен: «Происхождение Пачиси или Чаупар в I тысячелетии нашей эры представляется наиболее вероятным», – пишет он. Самое раннее предполагаемое изображение игры в Чаупар – барельефы Шивы и Парвати в пещерном храмовом комплексе Эллоры (конкретно, в 21-й пещере). Эти фигуры вырезаны в конце VI – начале VII столетия, но и там уверенно можно различить только игральные кости, и нет никакой подходящей доски. Этот сюжет часто повторяется в индийском искусстве (например, на этой картине, датируемой 1694–95 годами; доска там очень даже узнаваемая, равно как и на следующей).


 Универсальных описаний правил этой игры нет. Очень хорошее подробное описание приводит в своей работе Дэвид Парлетт, который посвятил игре отдельную главу.
 В Чаупар обычно играют двое на двое. Игра ведётся на крестообразной доске в 128 полей, которая поделена на четыре сектора; фишки тоже четырёх цветов, традиционно чёрные и жёлтые противостоят красным и зелёным.

 В центре поля располагается большая клетка «Чаркони» – конечный пункт игры. Каждый «рукав» делится на три столбика, по восемь клеток в каждом. Фишки обегают доску по внешнему периметру (по 17 клеток на каждом рукаве) против часовой стрелки, прежде чем войти в свой домашний столбец (центральный столбец рукава, возле которого сидит игрок). Игроки передвигают фишки, бросая две длинные игральные кости с разметкой 1-3-4-6; или три кости с разметкой 1-2-5-6, или шесть раковин каури в качестве костей D2 (в разных регионах Индии правила отличались). Выпавшие очки можно делить между фишками, а можно суммировать. Везде, кроме отмеченных безопасных ячеек, фишки могут рубить друг друга (исключая дружественные цвета). Если ход фишки заканчивается на клетке, занятой фишкой другого цвета – последняя сбивается, после чего повторно вводится в игру на общих основаниях. Если игрок пожелает, фишка может не сворачивать на «домашнюю дорожку», а пойти на второй круг в погоне за фишками противника.

 Фишки расставляются вдоль рукавов доски в следующем порядке (по часовой стрелке): жёлтые, чёрные, зелёные, красные. Таким образом, члены каждой команды сидят рядом, а не напротив друг друга. Выигрывает команда, которая первой завела все свои фишки в Дом (Чаркони), причём, жёлтые фишки можно заводить только после того, как заведены все чёрные, а зелёные – после того, как заведены все красные. Если играют четверо, и каждый сам за себя, выигрывает первый, кто завёл в Дом все свои фишки. Для входа в Дом требуется точный бросок.

 Две фишки одного цвета на одной клетке обычно перекрывают проход (в том числе и для своих фишек). Три фишки на одно поле ставить нельзя, но в Чаупар фишки могут превращаться в суперфишки: если две фишки одного цвета оказались на одной клетке – они объединяются и в дальнейшем ими ходят как одной фишкой. Таким образом можно создавать и тройные, и четверные фишки. При этом двойная фишка может быть сбита только двойной, тройной или четверной фишкой, тройная – тройной или четверной, а четверная – только четверной фишкой. (Здесь я с трудом представляю, как наложницы Акбара Великого составляли такую «суперфишку» – не ехали же они, в самом деле, друг у дружки на плечах, а перебираться рука об руку с клетки на клетку или прыгать на одной ножке на манер детских «классиков» тоже, прямо скажем, не фонтан).
 Если кости брошены, а хода нет, игрок может отдать свои очки «союзнику».
 Легенды отсылают нас ко временам войны между Пандавами и Кауравами. Удачное прохождение Чаупар для современного индуса символизирует победу над Дурьодханой (главным отрицательным героем «Махабхараты») с помощью игры в кости на доске, которая олицетворяет собой Земную Сферу и четыре стихии. Книга Вторая «Махабхараты», Сабхапарва, повествует о том, как Дурьодхана и его дядя Шакуни – очень ловкий игрок, обыграли братьев-Пандавов, из-за чего последние были вынуждены удалиться в изгнание на 12 лет. Однако не исключено, что это красивая версия возникла в эпоху Моголов с подачи летописца Абу’л Фазла, который писал так: «Дурьодхана не находил себе места […], и муки зависти помутили его разум. С коварными намерениями он устроил праздник, пригласил Пандавов и предложил им сыграть в Чаупар с его дядей Шакуни, но дядя при этом играл подточенной костью. Так он выиграл всё, чем они владели […] Так простодушие Пандавов, не подозревавших о жульничестве, привело их к разорению».

 Вопрос не в том, случилось это в самом деле или нет, а в том, что только историки и толкователи тех лет упоминают в контексте повествования Чаупар. К тому же, под названием «Чаупар» вполне могла скрываться совершенно иная, более древняя и забытая ныне игра. Большинство исследователей считают, что Пандавы и Кауравы просто играли в кости, которые в оригинальном тексте у дядюшки Шакуни были «заколдованы». Множество упоминаний о сражении в Чаупар между хитрыми и коварными противниками встречается в фольклоре синдхов в Пенджабе – колыбели Индской цивилизации, но из подлинных археологических доказательств той эпохи мы имеем только невероятно древнюю тамильскую игру Пайао-Ча («Игра в пять») на доске с пятью обязательными безопасными полями, по которой фишки игрока движутся согласно выпавшим на костях очкам, однако сама доска при этом может иметь самую произвольную, едва ли не любую форму.
 Индийские энтузиасты выдвинули версию, что одна из ранних форм этой игры каким-то образом попала в Египет и со временем превратилась в «Собак и Шакалов» (а позже – в «Змейки-Лесенки», «Гусиную игру» и т.д.), но скорее всего, процесс был совершенно обратным: это Чаупар возник под воздействием античных игр ближнего Востока – шумерской Ур, египетского Сенета, греческой Кубейи и других, проникших туда с торговцами, паломниками, но главным образом – с воинами Александра Македонского. Со смертью Басилевса и развалом построенной им империи культурные связи оборвались, и эволюция игры продолжилась в соответствии с местными традициям. Впрочем, не исключено, что имел место взаимный обмен игровыми находками.
 Оформившись как идея, доска с четырёхлучевой симметрией проникла на Цейлон под именем «Панча Келия» (Pancha Keliya), в Корею под именем «Ниоут» (Nyout), во Вьетнам и т.д. Есть даже гипотеза Э.Б.Тэйлора (весьма, правда, спорная), что и древняя ацтекская игра «Патолли» также произошла от неё.

 Аутентичный индийский набор для игры в Чаупар практически не изменился до наших дней. Деревянные фишки куполообразной формы довольно тяжёлы – чтобы «поле» не тревожил ветер. Фишки для наборов богачей и вельмож украшали серебром и самоцветами в лучших индийских традициях, и даже кости, отлитые из серебра, представляли собой произведения искусства.


 Доски древние мастера вырезали из дерева, слоновой кости и окрашивали их в традиционные красные, зелёные, жёлтые и чёрные цвета, но чаще всего поле делали матерчатым и украшали вышивкой и жемчугом – это связано с тем, что самые злостные игроки носили их на голове в виде тюрбанов (Чаупар был любимым развлечением странствующих и путешествующих). Богато украшенные вышивкой, лентами, эти игральные «доски» и сегодня во множестве можно встретить по всему северу Индии.


 Такая приверженность игре потрясала воображение английских колонистов. Чаупар проник в Европу (а затем в Америку) в XIX веке после Британской колонизации – офицеры и аристократы привозили восточную забаву в качестве диковинки. Правил толком никто не знал, каждый придумывал свои. В 1905 году немецкий клерк Йозеф Шмидт разработал подобную игру, чтоб развлекать своих троих маленьких сыновей. В 1912 году Шмидт открыл в Мюнхене маленькую мастерскую, чтобы выпускать игру серийно, однако успех не приходил: шла затяжная Первая мировая война, людям было не до игр.

 В итоге Шмидт придумал гениальный маркетинговый ход. Он произвёл 3000 экземпляров своей игры в самой простой, малобюджетной версии и разослал их по госпиталям, чтобы фронтовики веселей скоротали время. Оттуда игра проникла на фронт, вплоть до стрелковых окопов, и когда солдаты вернулись домой, они не захотели отказаться от игры. Сегодня в неё играют миллионы людей во всём мире, в популярности она уступает только «Монополии». Множество фирм выпускают эту игру в самых разных вариациях. Поле размещают то прямо, то диагонально, правила незначительно отличаются.





 В Америке её называют «Пачизи» (с ударением на серединный слог) или «Парчизи», а также «Индошахматы» («Chessindia»), в Швейцарии – «Eile mit Weile» («Тише едешь – дальше будешь») и «Der Weg zur Herberge» («Дорога к дому»). Во Франции – «Le Jeu de Dada» и «Petits Chevaux» («Игра в лошадки» или «Маленькие лошади»). В России начала XX века она была довольно широко известна под названием «Не сердись, дружок» (калька с немецкого «Mensch, ärgere Dich nicht»), но после революции 1917 года полностью исчезла. Кстати, в Голландии и Италии она зовётся также – «Mens-erger-je-niet» и «Non t'arrabbiare» («Ты не сердись»). Британская компания «Chad Valley Company Ltd» выпускает её под названием «Людо» (буквально латинское «Я играю»).

 В Испании игру «Парчиз» так любят, что там можно встретить доски для шести и даже восьми игроков – этот вариант зовётся «Эгравейшн» («Aggravation»). В ней есть возможность сократить путь фишки, если играющему повезёт с единицами в середине доски.

 Вся эта путаница возникла из-за сложностей с авторскими правами: все эти варианты запатентованы, хотя и различаются незначительно (в «Людо», например, нет безопасных полей, в испанский «Парчиз» играют одной костью вместо двух и т.д.), но в основе лежит всё тот же старый добрый Чаупар.

 Германия, где за годы существования немецкой версии Пачизи её приобрели около 70 миллионов (!) семей, в 2010 году выпустила почтовую марку, посвящённую этой игре; берлинский график Хенниг Вагенбрет изобразил на ней курьёзную семейную сцену: ликующий сынок, багровый папа, в гневе ахнувший кулаком по столу, и мама, растерянно взирающая на обоих.

 Большей частью доски для Пачизи печатают на картоне или пластиковой плёнке. Большинство из них аляповаты и рассчитаны на детей. Все они сильно различаютс по дизайну, но идентичны в главном, потому играть на них можно по любым известным правилам.


 Некоторые фирмы изготавливают мелким оптом солидные деревянные доски с выдвижными ящичками, инкрустированные ценными породами дерева. Их строгая простота выглядит стильно и по-Европейски солидно.




 Правила Чаупара отличаются от правил современного Пачизи примерно так же, как правила средневекового шатранжа – от современных шахмат. Поле у игры огромное, путь фишек длинный, а игроков четверо, по этой причине Чаупар – игра неторопливая и занимает много времени. В Пачизи редко играют пара на пару, обычно каждый за себя. Пачизи – игра быстрая, даже стремительная из-за использования двух кубиков D6 вместо раковин или костей-брусочков D4 и продвинутой системы начисления бонусов: за сбитую фишку игрок получает 20 очков, за каждое достижение «Дома» – ещё по 10 очков (они «сгорают», если не могут быть сразу использованы).
 Удвоения очков, как в нардах, нет, но выпавший дуплет даёт игроку право на дополнительный бросок, зато после трёх дуплетов подряд фишка игрока, передвинутая последней, снимается с доски и возвращается на базу. Причём, если все фишки игрока уже покинули базу, то при дуплете могут использоваться очки… с обратной стороны костей. Например, если выпал дубль 6-6, игрок может использовать 1-1 или 1-6 в любой комбинации применительно к фишкам.
 Сдвоенные фишки перекрывают дорогу, но правило «суперфишки» в современном Пачизи отсутствует (даже более того – при выпавшем дуплете передвигать такие фишки в виде пары запрещено). Фишку можно «зарядить» на доску только если сумма на обеих костях (или хотя бы одна кость) показывает «5». Если хода нет, очки «сгорают». В остальном правила не претерпели изменений.
 Существует очень хорошая компьютерная адаптация Пачиси в игровом наборе «Hoyle Classic Board Games» от фирмы «Sierra Entertainment», с прекрасной графикой и неплохим AI. В наших условиях, когда найти трёх партнёров для игры не так-то легко (да и доски-то нет в наличии), это может стать очень приятной находкой.

 Пачизи невероятно, дико, фантастически популярна во всём мире, кроме России. Собственно, она почти совсем не известна на всём постсоветском пространстве, кроме, пожалуй, прибалтики. Это удивительный и грустный факт.

  Видно, наш загадочный менталитет действительно не приемлет многопользовательских игр, а если где и собираются четыре человека, то играют в «Козла» и «Дурака», что само по себе показательно. Однако любопытно вот что: я не раз наталкивался на своеобразный «русский» вариант Пачизи с видоизменённым полем (а иногда и вовсе – адаптированный для 64-клеточной шахматной доски). Наш рабочий люд с привычным люмпенским цинизмом окрестил её очередным поганым прозвищем «Мандавошки»; в неё охотно режутся пожарные и аварийщики в дежурке, если делать нечего, а думать неохота, но с детьми, конечно, в игру с такой матерной кликухой не поиграешь.

 Однако даже тут проглядывает некое похвальное стремление к эстетике и красоте. Игроки называют её в кругу семьи то «Муха», то «Шиш-Беш», то ещё как-нибудь, поскольку настоящего названия узнать не могут, а нецензурного стесняются, мастерят красивые доски и учат играть в неё своих домочадцев


  Хотя, конечно, вот как должно выглядеть правильное «Русское Пачизи» (:

 Последний раз я видел в отечественном магазине оригинальную, хорошую и прочную доску для Пачизи лет шесть или семь тому назад; на ней красовался потрясающий в своей лаконичности ценник: «ИГРА». Я тихонько поинтересовался, что и как, и посоветовал сменить название на оригинальное, за что немедля был обгавкан продавщицей в стиле «больно умный нашёлся».

 Наверное, всё-таки в итоге ей стало совестно, потому что вслед себе я услыхал: «А как в неё играть?», на что сказал: «Как в дурака! У вас получится», – и ушёл. Она таки меня порядком разозлила.
*